СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: В Алматы пройдет чемпионат Азии по борьбе 29 Сентябрь 2020 г., 14:54В Туркменистане прошли праздничные скачки в честь Дня независимости 29 Сентябрь 2020 г., 09:01В Туркменистане состоялся праздничный парад в честь Дня независимости 28 Сентябрь 2020 г., 10:57Бердымухамедов возложил цветы к Монументу независимости 27 Сентябрь 2020 г., 09:57Президент Туркменистана поздравил народ с Днём независимости 27 Сентябрь 2020 г., 09:37Награждены шесть женщин орденом Туркменистана «Zenan kalby» 26 Сентябрь 2020 г., 12:14

Желание Газпрома лишить ЮГК транзита туркменского и иранского газа обещает осложнений между Баку и Москвой
22 Июнь 2015 г., 15:43

Желание Газпрома лишить ЮГК транзита туркменского и иранского газа обещает осложнений между Баку и Москвой

Участившиеся в российских СМИ публикации, ставящие под сомнение способность Баку реализовать проект "Южного газового коридора" (ЮГК) обнажает столкновение интересов Азербайджана и России на европейском газовом рынке. Официальные лица Баку продолжают утверждать, что азербайджанский газ не является конкурентом российскому, а публикации по этому поводу имеют цели навредить азербайджано-российским отношениям. Однако, обращает на себя внимание то, что "провокационные публикации" в российских СМИ появились после высказываний 28 мая председателя Газпрома Алексея Миллера по поводу газопровода TAP для поставок газа из Азербайджана в Европу. Говоря о проекте, Миллер отметил, что 4 года тому назад участники проекта планировали начать поставки в 2017 году. "Сейчас говорят про 2021 год, и каждый год в течение 4 лет по годику все прибавляется. И эксперты говорят, что эта тенденция прибавлять годик еще продолжится", - с некоторой иронией подчеркнул председатель Газпрома.

Заявление Миллера было сделано накануне переговоров с греческим министром энергетики Лафазанисом относительно создания в Греции соответствующих инфраструктур для транзита российского газа в Европу, которую Газпром хочет поставлять к турецко-греческой границе по "Турецкому потоку". Высказывания Миллера относительно TAP, возможно, были сделаны с целью потакания позиции греческого правительства, которая считает невыгодным для страны условия контракта по этому газопроводу и вопреки позициям ЕС и США хочет участвовать в российском проекте "Турецкий поток". В этом отношении не удивительно, что неплатежеспособность Греции не помешала президенту Путину в ходе телефонного разговора с греческим премьером Ципрасом в начале мая заявить о готовности России рассмотреть вопрос о предоставлении финансирования греческим компаниям для участия в проекте российского газопровода через Турцию. Россия, очевидно, посредством Греции хочет повлиять на позицию ЕС относительно "Турецкого патока". Это обстоятельство усиливает мнение о том, что новое левоцентристское правительство Греции, имеющее натянутые отношения с ЕС, выдвигает необоснованные требования к ТАР именно с подачи Москвы.

Россия начала открыто рассуждать по поводу сомнительности "Южного газового" коридора, что проявляет раздражение Кремля в связи с возникшими проблемами на пути реализации "Турецкого патока". Переговоры с Македонией, Сербией и Венгрией не внесли конкретики относительно их участия в новом российском проекте. Сербия и Македония хотя и заинтересованы в "Турецком потоке", но заявили, что в этом вопросе будут руководствоваться решением Евросоюза. ЕС же, ставя под сомнения целесообразность замены Россией "Южного потока" на "Турецкий поток", заметно активизировал усилия в направлении реализации Южного газового коридора. Так, правительство Италии в апреле и мае предприняло все необходимые шаги, позволяющие начать строительство газопровода TAP в соответствии с согласованным графиком. И это важный шаг, поскольку ранее Азербайджан выражал озабоченность возможностью задержек на итальянском участке прохождения TAP из-за протестов местного экологического движения.

В то же время, Анкара и Баку заявили о реализации Южного газового коридора с опережением графика. На этом позитивном фоне, в конце апреля – в начале мая заметно активизировались усилия и по привлечения Туркменистана к Южному газовому коридору. По итогам четырехсторонних переговоров ЕС, Турции, Азербайджана и Туркменистана 1 мая в Ашхабаде была принята энергетическая декларация, подтверждающая не только готовность туркменской стороны поставлять газ в Европу по Южному газовому коридору посредством Транскаспийского газопровода, но и предусматривающая создание рабочей группы для изучения вопросов реализации этого проекта. Это является первым политическим документом, в котором Туркменистан после многолетних переговоров, инициированных ЕС с 2011 года, подтверждает серьезность своих намерений относительно проекта Транскаспийского газопровода. Такой прогресс в Ашхабаде обусловил оптимистическое заявление вице-президента Еврокомиссии по энергетическим вопросам Мароша Шефчовича о том, что "Европа ожидает поставки туркменского газа в 2019 году".

Результативность переговоров в Ашхабаде обусловлена не только тем, что реализация Южного газового коридора не вызывает сомнений у сторон, но и тем что уже к концу года Туркменистан завершит строительство газопровода Восток-Запад для доставок 30 млрд. куб.м. газа в год из месторождений на востоке страны к каспийскому побережью. Этот объем Ашхабад и хочет вывести на европейский рынок. На серьезность намерений Ашхабада указывают и итоги визита президента Бердымухаммедова в середине мая в Австрию и Словению. В Любляне он заявил, что для поставок туркменского топлива в Европу планируется создание многовариантной инфраструктуры транснациональных газопроводов. А на встрече с Генсеком ОБСЕ Заньером президент Бердымухамедов сообщил о состоявшейся в Ашхабаде встрече руководителей энергетического сектора Туркменистана, Азербайджана, Турции и ЕС, на которой "были обсуждены первоочередные задачи по поставкам туркменского природного газа в Европу".

Обсуждение президентом Туркменистана с руководством ОБСЕ вопросов энергетической безопасности не случайно. Ашхабад в последнее время старается заручиться поддержкой весомых международных организаций своей политики по диверсификации поставок энергоресурсов. Так, в апреле Туркменистан предложил ООН стать гарантом энергетической безопасности на Каспии при реализации проекта по экспорту газа в Европу. С инициативной обезопасить газопроводы, превратив их в объекты международно-правовой охраны, президент Бердымухамедов впервые выступил на 63-й сессии ООН в 2009 году. Идея эта родилась в Ашхабаде в связи со стремлением туркменского руководства реализовать планы по диверсификации экспорта в европейском и афганском направлениях. Подобными инициативами Ашхабад, очевидно, пытается нейтрализовать давление России и Ирана, которые выступают против прокладки любых трубопроводов, пока не будет определен статус Каспия.

Учитывая эти обстоятельства, Азербайджан, Турция и ЕС, видимо, уже сейчас хотят получить конкретное решение по Транскаспийскому газопроводу, чтобы построить Южный газовый коридор с учетом объемов и туркменского газа. Неизменная позиция Туркменистана продавать газ на своей границе, видимо, не будет помехой для Транскаспийского газопровода. Так, ЕК планирует создать Каспийский консорциум из ведущих европейских газовых компаний, который будет заниматься и строительством газопровода, и закупкой туркменского газа. Все эти вопросы будут конкретно обсуждены на предстоящей в июле очередной четырехсторонней встрече ЕС, Турции, Азербайджана и Туркменистана.

Преградой на пути усилий Азербайджана, Турции и ЕС в туркменском направлении может стать позиция России и Ирана, требующих согласования с ними вопроса строительства Транскаспийского газопровода. Однако, в Москве, судя по всему, есть понимание того, что с правовой точки зрения у России нет весомых аргументов, чтобы препятствовать поставкам туркменского газа в Европу по Южному газовому коридору. Хотя границы на Каспии, в том числе и между Азербайджаном и Туркменистаном, и не определены, однако прокладка трубопровода по дну Каспия никак не может противоречить будущему правовому статусу моря, поскольку налоги и сборы с оффшорной зоны не взимаются. Баку и Ашхабад также стоят на той позиции, что "вопрос прокладки трубопроводов по дну Каспия относится к сфере экономической деятельности прикаспийских стран, обладающих соответствующими суверенными правами". При этом, предварительные экологические исследования, проведенные британской компанией "RSK Environment ltd" по заказу Всемирного банка, как сообщало ранее министерство нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана, подтвердили, что Транскаспийский газопровод является с экологической точки зрения безопасным маршрутом. Проведение такого исследования является ответом на утверждения России и Ирана о том, что Каспии является уникальным водоемом, находится в сейсмически опасной зоне, и поэтому прокладка трубопроводов по его дну экологически небезопасно.
Некоторые наблюдатели полагают, что, не имея достаточных правовых аргументов, Россия может пойти на агрессивные шаги, чтобы помешать строительству Транскаспийского газопровода. Однако, подобные шаги могут привести к осложнению отношений России и с Турцией, от которой зависит реализация "Турецкого потока". С помощью этого газопровода Россия и стремиться помешать Туркменистану и Ирану конкурировать с Газпромом на газовых рынках Европы. Поэтому понятно было и стремление Газпрома приступить уже в июне к строительству "Турецкого потока" без конкретных договоренностей с Турцией. Желание Газпрома лишить Южный газовый коридор перспектив транзита по нему газа из Туркменистана и Ирана, рано или поздно, обещает осложнения отношений Азербайджана с Россией. Туркменская и иранская перспектива Южного газового коридора важна для Баку, не только в экономическом, но и геополитическом контексте – для усиления региональных позиций Азербайджана.