СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: Национальный олимпийский комитет Казахстана и Туркменистана подписали Меморандум о сотрудничеситве Сегодня, 10:14 Сегодня, 09:45Месторождение Узынада на юго-западе Туркменистана дало новый приток природного газа 15 Февраль 2020 г., 12:02Предприниматели Туркменистана приняли делегацию Санкт-Петербурга 15 Февраль 2020 г., 11:33Губернатор Санкт-Петербурга встретился с ленинградскими блокадницами Туркменистана 14 Февраль 2020 г., 15:20Туркменистан и Гренада установили дипломатические отношения 14 Февраль 2020 г., 12:37

О многоженстве, кобелизме и клевете
12 Август 2013 г., 16:38

Еще в прошлом веке у туркмен (и не только) полигиния исчерпала себя, как часть национальной и религиозной традиции, она выполнила свою функцию на определенном историческом этапе, и теперь в современном обществе под многоженством ошибочно подразумевается наличие пресловутых любовниц.

Готовя реферат по социальной географии, я наткнулась на публикацию в ИА REGNUM о многоженстве в Туркменистане. В ней, в частности, говорится: «Многоженство можно считать ярким признаком нынешнего туркменского общества, которое за 21 год независимости разделилось на очень богатых и очень бедных людей, пропасть между которыми с каждым годом расширяется и углубляется». При этом ашхабадский корреспондент вышеупомянутого информационного ресурса ссылается на профессионального социолога – туркменку, назвавшейся Бахар, которой, цитирую:  «удалось воссоздать всю картину современной полигамии, запрещенной действующим законодательством светского государства, но допускаемой канонами шариата». Nota bene, про полигамию, т.е. многобрачие – не опечатка, что довольно странно для специалиста социолога, поскольку этот термин обозначает групповой брак - полиандрию (многомужество) и полигинию (многоженство).

Здесь, конечно же, социолог имела ввиду полигинию, а не, упаси Аллах, полиандрию, институт, изживший себя в позапрошлом веке у алеутов и некоторых тибетских и североиндийских групп, при котором одна женщина могла иметь нескольких мужей. Заметим, если некоторые представители сильной половины человечества призывают легализовать многоженство, ссылаясь на историческое благоразумие в свете решения демографической проблемы, то относительно многомужества все единогласны, что это абсолютно недопустимо в любом современном обществе. Запрет иметь одной женщине одновременно несколько мужей связан, прежде всего, с материнством, а иначе речь уже пойдет о таком явлении, как телегония, но это уже из оперы биополевой информации.

Хотя, кто знает эту Бахар, может, она  лично знакома и наблюдала поведение  представительниц ильф-петровского типажа  «знойной вдовушки». Недаром на ее «социологические исследования»  ссылается ИА REGNUM: - «Мощную «подпитку» полигамии обеспечила та социальная среда, в которой оказалась целая армия женщин, чьи мужья либо скончались от передозировки наркотиков, либо осуждены за преступления, так или иначе связанные с наркотиками, либо находятся на принудительном лечении в наркодипансерах или лечебно-трудовых профилакториях». Если так, тогда этот факт совсем по-другому называется, но не будем употреблять обсценную лексику.

А вот еще нашла все про то же пресловутое многоженство в «Немецкой волне». Развивая тему «Многоженство в Центральной Азии» НВ, устами корреспондента Виктории Родионовой, вообще огорошила сенсацией – дескать, в Туркменистане официально разрешено многоженство.  «Туркменистан - единственная страна на постсоветском пространстве, где многоженство официально разрешено.(?!) Мужчина может иметь до четырех жен. Правда, для того, чтобы заключить второй, третий или уже четвертый брак, ему необходимо предъявить различные справки и документы, доказывающие финансовую состоятельность. Мужчина обязан обеспечить достойную жизнь всем своим женам и детям. Если предъявленные доказательства удовлетворят местную администрацию, выдается разрешение, позволяющее жениться». Это ж, с какого, извините, бодуна такое крамольное суждение отправлено в тираж?! 

Со всей серьезностью заявляю, двое-и-многоженство в туркменском мусульманском классовом обществе существовало до советского периода, но актуальным являлось только для баев (богатых). Конечно, до настоящего гарема они не тянули, однако пару-тройку жен с детьми содержали. Середняки могли позволить себе обзавестись второй женой преимущественно в тех случаях, когда первая жена не могла родить ребенка или была серьезно больна. Важно отметить, что браки заключались муллами специальным брачным обрядом «ника». В двадцатые годы прошлого столетия по аналогии российского права на просторах среднеазиатских республик были созданы государственные органы, регистрирующие сведения об актах гражданского состояния. Вначале регистрировались под одной фамилией все жёны, имеющиеся у одного мужа. Однако уже в первые годы власти Советов в туркменской республике было введено  законодательство о запрете многоженства. Так, 4 февраля 1928 г. было издано Первое постановление по вопросам быта, в соответствии с которым правительство переходило к способу административно-судебного воздействия. (из  доклада Президиума ЦИК Туркменской ССР в Президиум ЦИК СССР о проведении законодательства по бытовым преступлениям от 04.02.1928 г.). Документ, в основном, охватывал собой исключительно вопросы, связанные с раскрепощением женщины (брачный возраст, многоженство, калым, а также понуждение к разводу и вступление в новый брак). Тогда же было внесено соответствующее изменение в Кодекс законов об актах гражданского состояния Туркменской ССР, узаконив административно-судебное воздействие.

Таким образом, еще в прошлом веке у туркмен (и не только)  полигиния исчерпала себя, как часть национальной и религиозной традиции, она выполнила свою функцию на определенном историческом этапе, и теперь в современном обществе под многоженством ошибочно подразумевается наличие пресловутых любовниц.

В советское время у многих туркмен были помимо жены любовницы. Этому явлению было много причин, в числе которых нехватка мужского пола в послевоенное время, а также туркменские традиции, где невесту для сына определяли родители, выбирая им добродетельных девушек из хорошо известных им семей, в основном из своего племени. Во втором случае мужчины зачастую заводили служебные романы, часто с молодыми женщинами другой национальности: русскими, татарками, азербайджанками и др. Случалось, что любовницы рожали им детей, которых они иногда узаконивали как своих,  дав им свою фамилию. Окружающие, в том числе партийные и профсоюзные организации на производстве знали об этом, но закрывали глаза, относясь де-факто с пониманием. Изредка случались скандалы по инициативе обиженной супруги, и тогда, конечно же, партком, местком и профсоюз внезапно прозревали, ставили любовникам на вид, исключали из членов партии, понижали в должности, реже - увольняли. 

В действующем Уголовном кодексе Туркменистана существует статья 163 "Многоженство", в которой под многоженством  подразумевается сожительство с двумя или несколькими женщинами при совместном ведении общего хозяйства, и наказывается исправительными работами на срок до двух лет. Казалось бы, эта неработающая, в общем-то, статья нашла таки свое применение в начале марта 2002 г.  Тогда Верховный суд Туркменистана осудил бывшего прокурора Ахалского велаята Аннагельды Менлиева по нескольким статьям УК республики, в том числе и по вышеупомянутой стошестьдесяттретьей. Но эта частность, была санкционирована первым президентом страны Сапармуратом Ниязовым. В середине девяностых и в начале двухтысячных г.г. Сапармурат Ниязов устраивал показательный разнос своим подчиненным, уличенных в адюльтере, со всеми вытекающими  последствиями. Впрочем, справедливо, а главное в назидание другим чиновникам и высокопоставленным функционерам. В этой связи заметим, зачастую многоженство путают с наличием любовниц. В современном Кодексе о браке и семье прописана статья 17 ("Препятствия к заключению брака"): "Не допускается заключение брака: между лицами, из которых хотя бы одно состоит уже в другом браке".  Но про любовниц в статье ничего не сказано. И этим пользовались некоторые любвеобильные особи мужского пола.

Сегодняшняя туркменская молодежь вступает в брак, как правило, по любви и доброй воле, а поэтому более трепетно относится к своей половине. Прогресс и телевидение кардинальным образом изменили сознание людей, улучшили качество жизни, переориентировали на семейные ценности. Теперь даже в аулах женщины тщательнее одеваются, следя за модой, используют косметику, выглядят намного привлекательнее, чем их матери в таком же возрасте лет двадцать назад. Девушки сейчас смелее и самостоятельнее. Супругов объединяет семейный бизнес: сельскохозяйственный, мелкой торговли, ковроткачества, промысловый и пр. В такой системе ценностей супружеская неверность, проявление низменных желаний, прелюбодеяние рассматривалась бы как серьезная преграда здоровому образу жизнедеятельности всей семьи. Это все про молодых, про новое поколение туркмен.

У сорока-пятидесятилетних мужчин, система ценностей которых сформировалась в прошлой формации, другие проблемы. Небольшие мужские шалости и «забеги в ширину» требуют больших ресурсов, и не только финансовых, но и здоровья. Несмотря на то, что религиозный брачный обряд «ника» не имеет юридической силы и не является объектом для преследования, все же немногие отваживаются обращаться к муллам дважды и более раз. Это, прежде всего, из соображения безопасности. Солидные люди по возрасту и по положению, те,  которые и могли бы содержать одновременно несколько семей, боятся обнаружить свои доходы, возможно не совсем праведные. Знают - Всевидящее Око не дремлет, и за нездоровую похоть и аморальное кобелирующее поведение можно поплатиться свободой.

В жизни все бывает. Случаются и страстная любовь, и духовная близость, и родственные, бытовые привязанности, попрать которые недопустимо. Но не об этом поделилась с ИА REGNUM социолог из Туркменистана Бахар, чьи исследования основываются лишь на социально-экономических факторах определенных женщин в условиях конъюнктуры. Очень жаль, что на основе судеб нескольких содержанок сделаны скоропалительные и тенденциозные выводы, касающиеся деликатной сферы общественной морали в стране.

Миве Аллаярова