СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: Национальный олимпийский комитет Казахстана и Туркменистана подписали Меморандум о сотрудничеситве Сегодня, 10:14 Сегодня, 09:45Месторождение Узынада на юго-западе Туркменистана дало новый приток природного газа 15 Февраль 2020 г., 12:02Предприниматели Туркменистана приняли делегацию Санкт-Петербурга 15 Февраль 2020 г., 11:33Губернатор Санкт-Петербурга встретился с ленинградскими блокадницами Туркменистана 14 Февраль 2020 г., 15:20Туркменистан и Гренада установили дипломатические отношения 14 Февраль 2020 г., 12:37

Поступай с другими так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой
28 Июнь 2014 г., 15:39

Прочитал в Интернете  материал Любови Люлько «Как спасти русский мир в Центральной Азии?» Автор материала беспокоится о  русских  в Узбекистане и Туркменистане. За Узбекистан говорить ничего не буду, чего не знаю, того не знаю.  А вот за Туркменистан несколько аргументов и соображений привести хочу.

Прежде всего, хотелось бы понять, что понимает автор под русским миром в Центральной Азии. 

В СССР русские были государствообразующей нацией – главной стержневой и скрепляющей силой коммунистического государства, которое стремилось распространить свою идеологию по всему миру. В этом качестве (государствообразующей нации) миллионы русских проживали в союзных республиках очень длительное время, и  создали своего рода русский мир не только в Центральной Азии, но и в Прибалтике, на Кавказе и других регионах СССР.  Если Любовь Люлько предлагает спасти этот русский мир, то его уже нет, потому что уже нет страны, где были условия для создания этого особого русского мира вне  России.  Этот русский мир исчез вместе с СССР. При этом,  заметьте, Союз развалили не из Ташкента или Ашхабада, Союз  развили из Москвы.

После распада СССР русские в новых государствах на постсоветском пространстве в  одночасье превратились в нацменьшинства. Только в Российской Федерации они остались  государствообразующей нацией.   Русские в Туркменистане стали одним из нацменьшинств, наряду с узбеками, татарами, азербайджанцами, армянами и т.д. Они, то есть, русские, живут в Туркменистане в соответствии с законодательством нового, независимого туркменского государства. При этом, по закону, все граждане страны, независимо от национальности,  равны перед законом, имеют равные права и обязанности. И хотя, в этой ситуации, создание для одного из нацменьшинств какого-то  исключительного положения является не совсем справедливым по отношению к другим нацменьшинствам,  Туркменистан создал для русских  особые условия. В стране работают русские школы, за государственный счет   издаются газеты и журналы на русском языке, работает русский драматический театр, который наряду с туркменскими театрами финансируется из туркменского госбюджета. Только  в совместной  Туркмено-российской школе имени Пушкина, которая является одной из самых популярных школ Ашхабада, обучаются около одной тысячи учащихся.  Думаю, что туркмены, да и других наций стран СНГ проживающие в России, не имеют и сотой доли этих привилегий. 

Любовь Люлько сетует на то, что  русский язык на постсоветском пространстве признан государственным или официальным всего в двух странах — Белоруссии и Киргизии, а в  остальных он подвергается дискриминации в той или иной степени. 

Ну, во-первых, какой язык объявлять государственным или официальным – это суверенное дело каждого государства, принимающего такие решения исходя из  национальных интересов и потребностей  народа   страны.   По мне пусть хоть эсперанто объявят государственным языком, лишь бы это было во благо.

А во-вторых, понятно, почему Белоруссия объявила русский язык официальным. Говорят, что белорусы и русские это практически один народ, и государство они создали союзное, и вопросы обороны решают совместно и вообще очень тесно сотрудничают. Здесь все ясно.

А вот что подвигло киргизов к этому? Совершенно очевидно, что произошло это не от хорошей жизни. Убежден, что помимо великой любви к не менее великому русскому языку и литературе, киргизами двигали экономические причины. Кыргызстан переживает нелегкие экономические времена, государство буквально выживает. В этой ситуации, объявив русский язык официальным, руководство Кыргызстана пытается  заручиться экономической поддержкой, опекой России, хочет обозначить свою близость и лояльность к РФ. Абсолютно их за это не осуждаю. Они вправе принимать решения, которые считают полезными  для своего народа, за это и боролись. При этом надо учесть, что в Кыргызстане немало и противников предоставления русскому языку государственного статуса. Но это внутреннее дело киргизов.

В Туркменистане ситуация иная. Туркменистан богатое, состоятельное  государство, в экономических или политических опекунах не нуждается. Нуждается только в равноправных партнерах для развития взаимовыгодного, равноправного  партнерства, а значит, может проводить свою политику исходя из  своих национальных интересов. Поэтому в стране один государственный язык – туркменский.

Почему должно быть иначе? Многие русские по разным причинам уехали из Туркменистана. Это их право. По  данным самой Любови Люлько, количество русских в Туркменистане составляет 2-3 процента   населения страны. Понятно, что при такой  ситуации, ни одно нормальное государства, если нет других мотивов, не станет объявлять русский язык официальным. Туркмен в России мало, может быть какие-то доли процента, но даже если их там будет миллионы, Россия никогда не объявит туркменский язык государственным. И Россия будет права. Полагаю, что никто не может оспаривать право самой России, ее  народа, органов власти определять, какие языки могут быть признаны  официальными. Почему же в этом праве отказывают Туркменистану, или скажем Узбекистану?

При этом применение русского  языка в общественной, культурной и иных сферах жизни Туркменистана  никак не ограничивается. Более того,  несмотря на то, что русский язык не является в стране официальным, органы местной власти, правоохранительные органы примут от вас заявления, бланки  и иные документы, написанные и заполненные на русском языке. Представляю, сколько веселья внесло  бы в однообразную жизнь российских инспекторов ГИБДД заявление поданное туркменом и написанное на туркменском языке. 

Вообще, проблема языка она очень сложная, поэтому остановимся на этом, немного, подробнее.   Госпожа Люлько пишет в своей статье, что в Туркменистане владеют русским языком 12 процентов, совсем не владеют 82 процента. 

«Как мы видим, степень русификации очень небольшая, но стремление знать русский язык велико, поскольку все больше людей из этих стран хотят учиться и работать в РФ, это для них "окно в мир". Интересно, что уничтожив русский язык в школах (конкурс в русские классы — десять человек на место) и в вузах, местные чиновники (а это исключительно люди титульной нации), тем не менее, предпочитают своих детей обучать русскому языку, чтобы дать им потом образование в РФ. Вопрос: почему они лишают этого права свой народ?», - пишет Любовь Люлько.

Хочу несколько возразить автору. Стремление изучать иностранные языки, в том числе и русский язык у туркменской молодежи большое. И наибольшим интересом пользуются языки, которые дают молодым людям больше перспектив и возможностей в жизни. К моему  сожалению,  русский язык проигрывает это «соревнование» в Туркменистане. Самым большим «спросом» у туркменской молодежи пользуется турецкий и английский. Это и понятно, в Туркменистане работают сотни иностранных  фирм и компаний (в основном турецких), для работы в которых необходимо знать турецкий,  английский   и туркменский. Понятно, что работать в иностранной фирме и престижнее и доходнее. При этом компаний из России в Туркменистане мало, навскидку можно вспомнить 4-5. Одним словом, ничего личного, только бизнес.

Мне непонятно, где  Любовь Люлько увидела   все больше  людей из Туркменистана, которые  хотят учиться и работать в РФ, для которых это  «окно в мир». Насчет учиться, может быть, но работать в России, в тех условиях,  в которых сейчас работают сотни тысяч трудовых мигрантов, много туркмен не наберется.  Очевидно, что госпожа Люлько путает туркмен с узбеками,  таджиками или киргизами, что неудивительно. Во времена  СССР в Москве часто путали  столицы среднеазиатских республик. Хочу в данном случае пояснить, что нет массовой трудовой миграции из Туркменистана в Россию. Здесь  автор путает туркмен с  узбекскими,  таджикскими и  киргизскими  трудовыми мигрантами. Поясняю, из двух стран – Туркменистана и Казахстана, нет массовой трудовой миграции в Россию. Можете проверить по своим источникам информации.

Что касается России, как места учебы,  «окна в мир» для туркмен, должен заметить, что госпожа Люлько живет прошлым. Россия во времена СССР была «окном в мир», причем единственным,  не только для туркмен, но и для многих других народов бывшего Союза. За более чем двадцать лет независимости ситуация изменилась в корне, к сожалению незаметно для журналистов «Pravda.ru». Мир стал другим, более открытым. У туркмен, как и других народов СССР, появилась возможность выбирать эти «окна в мир». И самыми популярными местами учебы для туркменской молодежи являются Турция, Белоруссия и,  и просто невероятно, Украина, даже при том, что там сейчас происходит.  Именно в таком порядке. По мнению студентов, обучающихся за рубежом, эти страны привлекают студентов соотношением цена-качество образования и проживания, а также уровнем  безопасности.

Россия по привлекательности образования  идет после этих стран. Как говорят студенты,  в  России по сравнению с этими странами дороже учится и жить. А последнее еще и менее безопасно. Те же студенты рассказывают, что  у России есть одно преимущество – много  полулегальных  вузов, где для получения диплома необязательно учиться, а обязательно только платить, разумеется, не за качество образования, а за «корочку».  

Что касается детей туркменских чиновников, получающих образование в России, хочу сделать некоторое уточнение.  Подавляющее число дети высокопоставленных туркменских  чиновников получают высшее образование в Туркменистане. Это в России госчиновник может, получая скромную, официальную зарплату, отправить свое чадо обучаться в Лондон или Нью-Йорк, и у него никто не спросит, откуда деньги. В Туркменистане ситуация несколько иная. Обучать детей заграницей дорогое удовольствие, а за несоответствие  доходов и расходов, чиновника могут призвать к ответу. И чем выше ранг  чиновника, тем спрос будет строже. Хорошо это или плохо, судить вам.      

Любовь Люлько видит самую   главную проблему русского населения  в двойном гражданстве.  «Ашхабад пять лет назад поставил гражданам ультиматум: или туркменское гражданство, или никакого. А если предпочитаете российское, то уезжайте в Россию. Так и сделали многие русские за последние годы»,  - пишет она.

Очень неловко об этом говорить, но госпожа Люлько, здесь говорит неправду (неудобно говорить лжет).  Ашхабад не предлагал гражданам выбрать: или туркменское гражданство или никакое. Речь стояла о выборе между туркменским и  российским гражданством.  И тому гражданину, который выбрал бы российское гражданство, вовсе не надо было бы уезжать в Россию. Он продолжал бы жить в Туркменистане, но у него был бы другой  правовой статус. Как это бывает во всех цивилизованных странах. И госпожа Люлько то ли  ошибается, то ли говорит неправду,  когда пишет, что  многие русские уехали в последние годы,  из-за этого. Хочу здесь ответить журналистке словами президента Владимира Путина, которые также приведены в этой статье – «Те, кто хотел, уже давно уехали, а остались лишь те, кому там нравится». Здесь я все-таки склонен верить президенту России, а не Любови Люлько.  Подавляющее большинство русских уехали из Туркменистана в 90-ые годы прошлого века. Немало людей действительно знали, зачем едут в Россию,  нашли себя в новой жизни, на новом месте,  улучшили свою жизнь. Но многие уехали гонимые мнимыми страхами, которые сильно раздувались российскими СМИ. К сожалению, этот переселенческий поток увлек немало моих друзей и знакомых, которые после в своих письмах признавались, что зря сорвались с обжитых мест, и их жизнь после переезда только ухудшилась.

И наконец, Любовь Люлько не говорит, что у граждан имеющих двойное гражданство уже давно нет никаких проблем с получением нового туркменского загранпаспорта, вопрос  решен к вящему удовольствию сторон, благодаря доброй воле и конструктивной позиции руководства Туркменистана.

Хочу здесь отметить только одну деталь. В каких только «смертных грехах» не обвиняли Туркменистан российские СМИ и иные российские чиновники, когда местные органы власти страны пытались выяснить количество людей, обладающих двойным гражданством. И в нарушении прав человека, и вмешательстве в частную жизнь, и в желании выявить «неблагонадежных» людей, и в поиске пятой колонны. Однако, когда Россия ввела уголовную ответственность граждан за сокрытие второго гражданства, принципиальные российские эксперты по русскому миру стыдливо  промолчали.  Ну, это так, к слову.

«Кроме этой проблемы, в Туркменистане присутствует дискриминация русских, связанная с невозможностью реализовать себя в качестве, например, государственного служащего»,  - пишет Любовь Люлько.

Но помилуйте, как можно сделать карьеру государственного служащего не зная государственного   языка. Много вы знаете дирижеров, не знающих нот? Я очень хорошо отношусь к русским, у меня много друзей среди  русских, но должен признать,  что в данной проблеме виноваты сами русские. Как говорили древние: «Платон мне друг, но истина дороже».  Я не понимаю, как можно родиться в стране, прожить в ней всю жизнь и не удосужится выучить язык людей, среди которых живешь, хотя бы на элементарном уровне – здравствуй, как дела, как живешь. И так в подавляющем большинстве.   Встречаются русские, которые великолепно говорят на  туркменском языке, но это такая редкость, единицы, просто хочется их охранять, как уникальные исторические и природные памятники. Очевидно, что в России положение такое же – человек, не знающий государственного, то есть, русского языка, головокружительной карьеры в  госучреждении не сделает. Максимум на что может рассчитывать в России туркмен,  не знающий русского языка, это метла дворника. В Туркменистане ситуация намного лучше, русские работают в госучреждениях и не зная государственного языка, единственная оговорка, они не сделают там большой карьеры по причине незнания государственного языка. Во всяком случае, вам будет стоить немалых трудов, найти в Туркменистане  русского  дворника.         

«После Крыма стало ясно, что стратегическая линия Москвы — это русский мир и его поддержка. Возможно, шансы спасти русский мир в Туркмении и Узбекистане минимальны, но любое государство должно рассматривать своих соотечественников за рубежом как инструмент влияния на иностранное государство. Так завоевывают мир китайцы и американцы», - пишет в своей статье Любовь Люлько.

Ну, тут автор выступает как обыкновенный провокатор.  Я всегда думал, что соотечественники за рубежом, это объект заботы государства, что с соотечественниками за рубежом надо всегда поддерживать гуманитарную связь, помогать им. Но вот, по версии госпожи Люлько, оказывается, все не так просто и русские соотечественники за рубежом должны быть  еще и инструментом  влияния России на иностранное государство, где живут русские общины. И все это для чего?   А потому что так, по мнению автора статьи,  завоевывают мир китайцы и американцы. Ну вот,  уперлись в самое главное - завоевание мира. Опять эта вечная химера мировой истории.  Пора бы уже давно понять, что завоевание мира это своего рода исторические грабли, на которые кто только не наступал, начиная от Александра Македонского и заканчивая Гитлером. Вся история человечества говорит о том, что мир невозможно завоевать. Куда прибыльнее не  завоевывать мир, а дружить и сотрудничать с ним. Лучше всего,  распространять  свое политическое влияние,  создавая у себя в стране привлекательный для других стран и народов образ жизни, привлекая другие народы своими жизненными ценностями, своей культурой. Когда народы других стран захотят жить так, как живут люди в вашей стране, считайте, что вы «завоевали» эти народы без единого выстрела.  Привлекателен ли образ жизни большинства граждан России для других стран и народов?  Вряд ли. И многомиллионная армия трудовых мигрантов из ряда стран Средней Азии здесь не показатель привлекательности русской жизни. Больше этим людям некуда податься. Можно понять насколько безысходно их положение, если они вновь и вновь едут туда, где их обирает  полиция и криминал,  обманывают работодатели, и вообще, держат на положении людей второго сорта.     

Подводя итоги этой заочной полемики,   хочу сказать, что российские эксперты, аналитики и  журналисты  в своих материалах о странах на постсоветском пространстве, о жизни русских в этих странах, и в частности в Туркменистане, забывают о таком фундаментальном понятии,  как равноправие. Если вы требуете каких-либо привилегий для русских в Туркменистане, то будьте готовы к тому, чтобы предоставить симметричные льготы для туркмен в России.  Недавно мне рассказали, что консульский отдел посольства  России в Ашхабаде отказывает в визе туркменским молодым ребятам. Отказ мотивируют недостаточным уровнем знания русского языка. Представьте себе, что и туркменская сторона начнет экзаменовать граждан России, желающих посетить  Туркменистан, на предмет знания туркменского языка.  А что? Кто-то мудрый сказал: «Поступай с другими так, как бы ты хотел,  чтобы поступали с тобой».