СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: В Дашогузе приступили к севу хлопчатника 31 Марта 2020 г., 10:49Биржа Туркменистана провела валютные торги на сумму свыше $7 млн 29 Марта 2020 г., 10:19Туркменистан и Беларусь обсудили в Ашхабаде меры по недопущению распространения коронавируса 28 Марта 2020 г., 16:19Радио «Азатлык» продолжает публиковать фейки о COVID-19 в Туркменистане 28 Марта 2020 г., 12:08Главы Туркменистана и Узбекистана отметили высокий уровень диалога 28 Марта 2020 г., 11:05В Туркменистане будут поощрять физическую активность беременных женщин 28 Марта 2020 г., 10:32

Газовая атака. Заменит ли Азия и Кавказ Россию на рынке голубого топлива?
02 Апрель 2014 г., 11:49

Акценты на газовом рынке все больше будут смещаться в азиатский и кавказский регион, а мегапроект «Южный поток» может быть похоронен. Такие первоначальные выводы можно сделать, оценивая ситуацию на газовом рынке и первые маневры западных держав, после обострения отношений с Россией. Но одно дело грозная риторика, а другое – реальность, а здесь все не так однозначно.

Европейские угрозы и осторожность

Генеральный директор итальянской компании Eni Паоло Скарони сомневается, что газопровод «Южный поток» будет когда-либо построен. В новых геополитических условиях, когда Запад и Россия находятся на грани новой «Холодной войны» он вряд ли реализуем, считает он. Напомним, что «Южный поток» считается одним из самых грандиозных проектов современности, благодаря нему предполагается направить российское топливо по газопроводу, который должен пройти по дну Черного моря в болгарский порт Варну и далее две его ветки должны пройти через Балканский полуостров в Италию и Австрию. Строительство газопровода началось 7 декабря 2012 года и планировалось, что оно должно закончиться в середине 2015 года. Планируемая мощность «Южного потока» оценивается в 63 млрд кубометров газа в год, но сейчас акторы проекта все чаще стали говорить о том, что вероятность его реализации низка.

По словам Паоло Скарони его будущее напрямую зависит от того, смогут ли Россия и ЕС согласовать позиции по крымскому кризису. Eni главный партнер «Газпрома» в проекте и владеет 20 % акций. Компания занимается освоением подряда в $ 2 млрд на строительство подводного участка газопровода. Несмотря на это, Скарони считает, что Италия смогла бы заменить Россию на рынке газа, так как Газпром обеспечивает страну только на 30 % голубым топливом и их можно закупать в других странах.

Свою риторику по поводу необходимости увеличивать поставки российского газа начали менять, пожалуй, в самой дружественной для Москвы европейской стране – Германии. Глава комитета бундестага по экономике Петер Рамзауер заявил о том, что ФРГ должна быстрыми темпами наращивать производство газа по технологии френкинга, чтобы обеспечить свою энергетическую независимость. Канцлер Ангела Меркель заметила, что Германия сейчас делает ставку на импорт газа из Северной Америки. Также г-жа канцлер считает, что в скором времени ЕС мог бы закупать газ и нефть у Канады.

Однако, несмотря на скоропалительные заявления Барака Обамы, что США готовы поставлять ЕС столько газа, сколь ему нужно Меркель уверена, что пока заменить российских экспортеров не удастся. Однако, Берлин начал изучать месторасположение альтернативных источников сырья в мире.

Что касается американского газа, г-жа Меркель сказала, что сегодня для его экспорта нет необходимой инфраструктуры. На американском восточном побережье отсутствуют экспортные терминалы для сжиженного природного газа. Терминал СПГ в немецком Вильгельмсхафене все еще не построен.

Вице-канцлер Германии, министр экономики Зигмар Габриэль также считает, что у Германии пока нет альтернативы российскому газу. В частности, он заявил, что в последнее время часто звучит ошибочный тезис о том, что в мире существует много других возможностей для получения энергоносителей, исключая российский газ.

Альтернатива в Центральной Азии и на Кавказе

Тем не менее, понимая объективную реальность, европейские политики, судя по всему, ищут дальнейшие пути избавления от зависимости российским газом. К тому же заявления о крахе идеи «Южного потока» совпали с активизацией разговоров о необходимости консолидировать действия по возрождению проектов Nabucco и ТАПИ, которые тесно связаны с туркменским и азербайджанским газом. В свою очередь в планах Баку числится к 2019 году достроить газопровод, по которому голубое топливо будет экспортироваться напрямую в страны ЕС.

Целью строительства Nabucco называлась транспортировка центрально-азиатского газа в страны ЕС в обход России. Магистральный газопровод протяженностью 3300 км должен был пройти из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС. Проектная мощность — 26-32 млрд кубометров газа в год. Стоимость проекта прогнозировалась в 7,9 млрд евро, однако по оценкам компании BP его реальная стоимость составляла 14 млрд евро. Проект так и не был реализован и некоторые публикации в европейской прессе о том, что необходимо вновь обратить внимание на перспективные рынки Центральной Азии и оживить Nabucco, конечно не случайны. Но и здесь все завязано на позицию лидеров стран Центральной Азии. Одним из участников так и нереализованного Nabucco называли Турцию, которая должна была стать главной страной транзитером, но начиная с 2009 года, Анкара заявляла о том, что требует более высокого статуса в проекте и намерена быть в числе государств, определяющих газовую политику Европы. С этим западные страны, безусловно, не могли согласиться. В начале 2012 года Турция заявила, что не намерена оказывать поддержку проекту Nabucco. В конце февраля 2012 года сообщалось, что консорциум принял решение уменьшить его мощность в два раза и провести только по территории Болгарии и Австрии.

1 марта 2013 года немецкий энергоконцерн RWE продал свою долю в проекте австрийской группе OMV и вышел из проекта. В июнe 2013 года консорциум по разработке азербайджанского месторождения газа Шах-Дениз также отказался от Nabucco West в качестве маршрута для транспортировки газа. 26 июня 2013 года австрийская газовая компания OMV Gas GmbH, возглавляющая консорциум по строительству газопровода официально объявила об аннулировании проекта. Удастся ли вновь реанимировать похороненный самим ЕС проект? Скорее всего, нет, к тому же сделать это в сжатые сроки, как это нужно сейчас Европе, тоже не получится.

Проект ТАПИ кажется намного более реалистичным. В свое время высказывалось предположение, что в нем может принять участие и Казахстан. Газопровод ТАПИ это проектируемый магистральный газопровод протяжённостью 1,735 км из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию. Также возможен вариант, что помимо газопровода, будет выстроен и отдельный нефтепровод, который будет начинаться в Южном Казахстане, в Шымкенте. Проектная мощность газового проекта 33 млрд кубометров газа в год. Предполагаемая стоимость проекта — $7,9 млрд. Планируется, что ТАПИ будет запущен в 2017 году. Этот проект активно поддерживают Штаты, так как он вписывается в американскую стратегию New Silk Road. Россия же не в восторге от его реализации. В 2010 году в столице Туркмении было подписано Ашхабадское межгосударственное соглашение государств, согласно которому туркменский газ должен пойти в страны Южной Азии. Свое участие в проекте заявили Азиатский банк развития, а также ряд крупнейших мировых компаний, в том числе Chevron, Exxon Mobil, британская BP, BG Group, германская RWE, малайзийская Petronas. Однако, если проект и будет реализован, то лишь в 2017 году. Он затронет интересы России, но не столь значительно, как в случае с мертворожденным проектом Nabucco. Поэтому преувеличивать значение ТАПИ для заметного ослабления позиций России на газовом рынке не стоит.

Еще одним активным игроком, который может потеснить Россию на газовом рынке, называют Азербайджан. Но и Баку осторожничает. Азербайджан выразил свою готовность продолжать участие в проекте Trans Adriatic Pipeline. В основу консорциума TAP входят немецкая E.On и норвежская Statoil, и стороны заявляют этот проект как сугубо экономический и локальный. Газопровод должен пройти через территории Турции, Греции, Албании с терминалом в Италии. Однако и Баку, и Ашхабад готовы стать крупными игроками на рынке газа уже совсем скоро, поэтому Запад крайне серьезно рассматривает их как альтернативу Москве.

Особая роль Китая

Поднебесная также будет играть активную роль на мировом рынке газа в ближайшие годы. Пекин сам активно развивает у себя производство сланцевого газа. Китай обладает потенциально огромными его запасами, лишь по предварительным подсчетам объем сланцевого газа в КНР составляет 31 трлн. кубометров. Китай планирует добывать 6,5 млрд. кубометров сланцевого газа к концу 2015 года. Исполнительный директор Shell China Group Лим Хо-гуан заявлял, что запасы нетрадиционного газа в Китае могут равняться общим запасам США и Канады.

Помимо сланца Пекин делает значительную ставку на традиционный газ и производит диверсификацию своего импорта. Китай пытается путем активной дипломатии привлекать на свою сторону самые разные страны, имеющие значительные запасы газа. Так в июне 2012 года президент Афганистана Хамид Карзай и бывший глава Китая Ху Цзиньтао достигли соглашения о строительстве трубопровода, через север Афганистана, по территории Таджикистана в Китай. В 2009 году Туркменистан и КНР проложили трубопровод протяженностью 1800 км, который прошел по территории Узбекистана и Казахстана. Сегодня Туркменистан ежегодно поставляет в Китай свыше 20 млрд кубометров газа. В 2012 году обе страны подписали соглашение об увеличении экспортных объемов до 65 млрд кубометров газа в год. В прошлом месяце таджикская компания "Таджикгаз" и китайская "SNPC" заключили еще один договор о строительстве и эксплуатации газопровод. Новый китайско-туркменский газопровод пройдет через территорию Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Его мощность 25 млрд. куб. метров газа в год. Газопроводы ветки А, В, С проходят по северному маршруту, через Узбекистан и Казахстан. Стоит отметить, что эксперты обратили внимание, что в последнем проекте Китай исключил возможность участия в нем Астаны. Некоторые аналитики связывают это с тем, что Пекин, сотрудничая с РК, все-таки не стремится слишком усиливать позиции регионального лидера Центральной Азии Казахстана на рынке углеводородов, рассчитывая на гегемонию в будущем.

Риски для Казахстана

Происходящие события на газовом рынке в мире пока мало затрагивают Казахстан. В перспективе рассматривался вопрос возможного экспорта казахстанского голубого топлива на мировые рынки. Однако в скором времени сам Казахстан может столкнуться с нехваткой газа. Глава министерства нефти и газа Узакбай Карабалин отмечал, что по прогнозу МНГ в Казахстане к 2024 году может образоваться дефицит природного газа.

Например, юг Казахстана уже почти второе десятилетие, после краха СССР, ежегодно сталкивается с ограничением поставок голубого топлива для жителей. Проблема имеется с экспортом узбекского газа в эти регионы, который плавно меняют на туркменский газ. Но если страна не может обеспечить на 100% топливом себя, то говорить об экспорте не приходится. Вполне очевидно, что скоро цены на газ для потребителей в Казахстане вырастут, так как с мая этого года начнет действовать новая схема расчета потребления для каждого региона будет рассчитываться единая оптовая цена на газ исходя из средних цен и объемов закупа национальным оператором у недропользователей.

Как сообщает МНГ планируемый рост предельных оптовых цен для регионов РК, с 1 мая составит от 7–8% для Южно-Казахстанской и Жамбылской областей до 2–3 раз для Актюбинской и Кызылординской областей. Когда Казахстан урегулирует цены на газ со своими партнерами по ЕЭП, то цены для конечных потребителей вырастут еще больше. Также, согласно данным МНГ сегодня 90% добываемого в РК газа попутный нефтяной газ, примерно треть от его объема служит наращиванию нефтедобычи, через обратную закачку в пласт. Таким образом, реального газа остается с учетом дополнительных вычетов не так много, как бы хотелось стране, которая стремится стать газовым экспортером.

Среди других неутешительных цифр МНГ, такие: в ближайшие 6 лет рост потребления будет составлять 8% по отношению к предыдущему году и достигнет 18,8 млрд кубометров. В 2020–2025 годах ежегодный темп прироста потребления газа замедлится и составит 4,5% к предыдущему году, а в 2025–2030‑х темп прироста будет достигать только 3,2%. И самое главное, что добыча газа после 2020 года начнет снижаться в среднем на 400–600 млн кубометров в год. А новых месторождений газа пока на горизонте не видно.

Однако, Казахстан остается ключевой страной транзитером газа, и в первую очередь туркменского. РК является огромным государством, по территории которого проходит газопровод «Центральная Азия — Китай». Да и северный маршрут, посредством которого экспортируется туркменский газ в Россию также проходит через Казахстан. По большинству направлений транспортировки углеводородов маршруты Казахстана и Туркменистана пересекаются, а это продолжит обострять конкуренцию между двумя государствами на мировом рынке.

Экспертные оценки

Аналитик ИФД «Капитал» Виталий Крюков считает, что пока Европа ведет элементарный коммерческий торг с Россией.Покупатели чувствуют, что сейчас в условиях общей неопределенности на мировом рынке газа можно выторговать более удобные условия по покупке российского топлива. По возможности приостановки проекта «Южный поток» он отметил, что проект находится практически на стадии завершения, и никто из европейских акторов не захочет выкидывать деньги на ветер. Часть газопровода уже построена в Болгарии и Сербии. «В ближайшее время начнется и прокладка трубы по дну Черного моря. К тому же, российско-украинский кризис вообще может привезти к полной отмене транзита российского газа в Украину, а значит «Южный поток» станет жизненно необходим уже для самой Европы, по крайней мере, на ближайшие несколько лет, пока там не появится газ из Азербайджана», - считает Крюков.

Аналитик Баходыр Сафоев оценивая перспективы Туркменистана, перейти дорогу России на газовой дорожке замечал, что отлаженные годами маршруты поставки туркменского газа через узбекские и казахские трубопроводы, под контролем Москвы доказали свою надежность. А вот что будет с новыми, где, как в случае с ТАПИ нужно взаимодействовать с неспокойной Горно-Бадахшанской областью, на севере Таджикистана, и с Афганистаном, пока неясно. Поэтому перспективы диверсификации газовых потоков в Центральной Азии более чем туманные, к тому же «Nabucco» рухнул. А выстроенная в советские годы инфраструктура в ЦА такова, что делать что-либо в обход Москвы очень дорого и крайне рискованно.

Заведующий кафедрой международных отношений университета Гафгаз, директор Центра энергетических исследований из БакуРовшан Ибрагимов считает, что если говорить о роли Азербайджана на мировом рынке газа, то нужно исходить из того, что энергетическая стратегия Баку основывается на создании альтернативных транспортных коридоров и обеспечении их стабильной деятельности. Деятельность Азербайджана не ограничивается обеспечением безопасности самих коридоров, но включает и создание необходимых взаимовыгодных отношений с транзитными странами, где это возможно. Данная практика просматривается как в создании дополнительных политических и экономических связей с этими странами, так и путем привлечения важных международных акторов, имеющих особые интересы в транспортировке азербайджанских энергоресурсов на мировые рынки. При этом особенность политики диверсификации экспортных путей Азербайджана носит превентивный характер. Иными словами, Баку старается в первую очередь создать необходимую инфраструктуру, а лишь потом начинает транспортировку.

«Не случайно именно по этой причине, не раз откладывалось начало разработки второй фазы месторождения «Шахдениз». При таком подходе к транспортной политике, Азербайджан получил возможность стабильного выхода на мировые рынки, не сталкиваясь с какими было серьезными проблемами. Как показывает практика, Азербайджан и в дальнейшем будет следовать этой политике», - считает Ибрагимов.