СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: В 2020 году в Туркменистане состоится встреча министров транспорта развивающихся стран, не имеющих выхода к морю 07 Декабрь 2019 г., 17:40Президент Туркменистана утвердил Национальный план действий на 2020-2022 годы по противодействию торговле людьми 07 Декабрь 2019 г., 17:37Президент Туркменистана утвердил Национальную стратегию на 2020-2025 годы по раннему развитию ребёнка 07 Декабрь 2019 г., 17:35Президент Туркменистана утвердил Национальную стратегию по предотвращению экстремизма и противодействию терроризму 07 Декабрь 2019 г., 17:33Бердымухамедов утвердил перечень мероприятий по случаю 25-летия нейтралитета Туркменистана 07 Декабрь 2019 г., 17:29Президент Туркменистана утвердил Программу развития внешнеэкономической деятельности на 2020-2025 годы 07 Декабрь 2019 г., 16:54

Хитро, но не умело!
24 Август 2016 г., 20:12

Мне как жительнице  бывшего Красноводска, ныне Туркменбаши, невозможно было пропустить мимо ушей то, что написано в lusia-lusi.livejournal.com (Блог Людмила Корсунова “LUSIA LUSI”, сообщества «Живой Журнал», Россия). И, прежде чем объяснить, что заставило и меня взяться за написание этих строчек, хотела бы привести текст письма полностью безо всяких изменений, так как оно и было изложено:

Моя мама родилась в Красноводске. Сейчас города с таким названием на карте уже не найти, потому что его переименовали в Туркменбаши. Он находится на восточном побережье Каспийского моря, на западе Туркменистана и является нефтеперерабатывающим центром. Раньше эта страна, как почти вся Центральная Азия, входила в СССР. Мама не знала туркменский язык и всегда говорила, что с туркменами лучше дружить, чем выходить за них замуж. Наверное, поэтому она вышла за моего папу, который жил в Литве.

В Литве я была, а вот в Туркменистане не приходилось пока что. Мама много рассказывала про те годы, что она там провела, людей, обычаи, еду. Мы с ней представляли, как поедем по местам ее молодости.

К сожалению, так просто этого не сделать, потому что билеты туда и обратно на одного стоят где-то 45 000 туда и обратно с пересадкой. Но есть и еще одна проблема, которая стала страшить нас – это террористы. Афгано-туркменская граница сейчас является очень горячим местом.

Боевики атакуют туркменскую границу с апреля, таким образом проверяя оборону государства. Афганские талибы и террористы ИГ (организация, запрещенная в РФ) объединились якобы против США. Только вот на деле они очень старательно собираются на севере Афганистана у границ Центральной Азии.

Власти Туркменистана не рассказывают в СМИ о потерях, но на самом деле жертвы уже есть. Разумеется, Россия не позволит террористам нападать на центральноазиатские страны. Поэтому наша страна и сотрудничает с государствами, которые солидарны в этом вопросе с Москвой. Сейчас российские ВКС активно атакуют террористические позиции в Сирии. Туркменские ВС также скоро нанесут удар по боевикам на афганской границе.

Хочется надеяться, что эта гадость в виде ИГ и им подобным будет стерта с лица этого мира, и не надо будет бояться путешествовать. В мире наступит мир, понимание и взаимоуважение, а мы с мамой сможем прогуляться по местам ее молодости в бывшем Красноводске.

А вы бывали в Туркменистане?».

Не уверен, что Людмила Корсунова и есть автор этого письма, но для простоты так и буду обращаться к нему (автору) – «Людмила». Не часто в интернете встретишь столь «жалобные» письма, да ещё и моих, хоть и косвенных, но землячек. Это, разумеется, порадовало. Людмила наслышана от мамы о Красноводске и его прекрасных жителях.

В Туркменбаши и вправду воздух совершенно другой, чем в иных велаятах (областях) страны. Оно и понятно, город на берегу Каспия, что может быть прекрасней в Туркмении. Однако, не хотелось бы этим задевать чувства других. Такие чудесные места есть в других велаятах. Это надо видеть, но море есть море. И здесь, ох, как я понимаю маму  Людмилы. По мне, так ничего лучше нет, тем более, сегодня. Нынешний Туркменбаши надо видеть и лучше всего своими глазами.

Думается, мечта Людмилы и её мамы вполне осуществима. Жаль, не назвала Людмила знакомых своей мамы, помогла бы их отыскать. Судя по тексту письма, у мамы, раз она тут родилась, должно быть здесь немало знакомых или родственников. Со своей стороны, расспросила местных старожил, но, к сожалению, никто такую фамилию (Корсунова), не помнит. Может фамилия другая, но почему-то автор письма ни сама не назвалась, ни имя мамы не указала. Хотя, ознакомившись со второй частью письма, смутно стала догадываться, отчего такая «скрытность».

Начну с того, что мама Людмилы, скорее всего, жила в нашем городе ещё при Союзе, а тогда  не знание туркменского языка, впрочем, как и сейчас, особенной помехой не являлось, тем более в вопросах замужества. И поэтому мне малопонятно следующее от Людмилы: «Мама не знала туркменский язык и всегда говорила, что с туркменами лучше дружить, чем выходить за них замуж. Наверное, поэтому она вышла за моего папу, который жил в Литве».

Не уверена, что мама Людмилы знала литовский и только поэтому вышла замуж «в Литве». Таких женихов как «литовский» в то время и в Красноводске было полно, множество смешанных пар тому свидетельство. Немало таких браков и сегодня. Такое, от Людмилы немножко покоробило. Но, оказалось, что это «цветочки». Дальше Людмила, словно заядлый эксперт, ударилась в политику.

И здесь вовсе перестаёшь верить Людмиле. Вот смотрите, она пишет:  «Мы с ней (т.е. с мамой) представляли, как поедем по местам ее молодости. К сожалению, так просто этого не сделать, потому что билеты туда и обратно на одного стоят где-то 45 000 туда и обратно с пересадкой. Но есть и еще одна проблема, которая стала страшить нас – это террористы. Афгано-туркменская граница сейчас является очень горячим местом».

Главной проблемой невозможности проехаться «по местам маминой молодости», Людмила посчитала дороговизну билетов. Значит, найди она деньги, с мамой приехали бы. Но тут же она оговаривается - «есть и ещё одна проблема - террористы». Ну, а затем «обычная, ностальгирующая» вместе с мамой «простая» жительница Людмила, ни с того ни сего начинает, как заправский эксперт, разбирать по полочкам положение дел на афгано-туркменской границе!!! «Афгано-туркменская граница сейчас является очень горячим местом. Боевики атакуют туркменскую границу с апреля, таким образом проверяя оборону государства. Афганские талибы и террористы ИГ (организация, запрещенная в РФ) объединились якобы против США. Только вот на деле они очень старательно собираются на севере Афганистана у границ Центральной Азии», - пишет она в «обычном» ностальгирующем письме по Туркменистану.

Удивляет, не правда ли. «Туркмено-афганская граница – горячее место», «боевики атакуют туркменскую границу с апреля, таким образом проверяя оборону государства», «талибы и террористы объединились против США», «очень старательно собираются на севере Афганистана», - выражения профи-экспертов, хоть и «заезженные». Возникает вопрос, где ностальгия мамы с обычной девочкой и где «боевые действия»?

Ну, а кульминацией «простенького»  письма «обычной» ностальгирующей девочки стала фраза: «Власти Туркменистана не рассказывают  в СМИ о потерях, но на самом деле жертвы уже есть». И не от маминых ли друзей и родственников в Туркменбаши знает Людмила о том, что они «на самом деле есть». Если так, то становится понятно, отчего Людмила не назвалась, сокрыв при этом сведения о маме. Или дело вовсе не в маминых друзьях-родственниках…

Оптимистично-намекающе  завершает своё письмо Людмила: «Разумеется, Россия не позволит террористам нападать на центральноазиатские страны. Поэтому наша страна и сотрудничает с государствами, которые солидарны в этом вопросе с Москвой. Сейчас российские ВКС активно атакуют террористические позиции в Сирии. Туркменские ВС также скоро нанесут удар по боевикам на афганской границе».

После такого «расклада» не стоит, думается, объяснять Людмиле (пусть за меня это сделает её мама, если она действительно есть и взаправду родилась в Красноводске), что Туркменистану никто не угрожает. А террористов здесь нет,  и не будет, как бы это некоторым не хотелось. Попроси Людмила маму, и она вполне смогла бы перепроверить причины её опасений, заодно успокоив  дочь.

Мне же успокаивать, а тем более что-то разъяснять «Людмиле», просто не хочется. Не хочется потому, что в искренность её ностальгии, при всём желании, мне не поверилось. Те, кто на самом деле ностальгируют, пишут совершенно иное. Например, такое:

НОСТАЛЬГИЯ  06.07.2013 г.

 

Родилась далеко от России я,

 

Там, где жаркое лето всегда,

 

Там, где небо синее, синее,

 

Драгоценная там вода.

 

 

 

Кто попьёт той воды однажды,

 

Тот не сможет вовек забыть

 

Ключевую воду Янбаша,

 

Фирюзинскую не разлюбить.

 

 

 

Я в России живу уж три года,

 

Но никак до сих пор не смирюсь,

 

Что другая здесь погода,

 

К ней привыкнуть я не научусь.

 

 

 

Надоели мне мрачные тучи,

 

В тягость мне и дождливый рассвет,

 

Мне б в пустыню к барханам сыпучим,

 

Чтоб увидеть колючки цвет.

 

 

 

Я по нашему солнцу скучаю,

 

Загореть бы хотелось опять,

 

Я Каспийский закат вспоминаю,

 

Кто тоску мою в силах понять?

 

 

 

Мне б в ущелье весною ранней

 

Горным воздухом подышать,

 

Мне б в охапку тюльпанов кровавых

 

Под горой Копет-Дага нарвать.

 

 

 

И во всём я ищу сравнение:

 

Наш тутовник с малиною схож.

 

Здесь закаты милы, без сомнения,

 

Но в пустыне рассвет так хорош!

 

 

 

Летом здесь вечера упоительны.

 

Всюду вижу берёзки вокруг.

 

Колокольный здесь звон удивительный.

 

С этим надо ли спорить, мой друг!

 

 

 

Я б в гостинице, даже в Тедженской,

 

Среди лета согласна пожить,

 

Или в два часа по-полудни

 

На Текинский базар сходить.

 

 

 

Мне воскресным бы днем хотелось

 

На базарчик «Дженета» попасть,

 

Винограду бы я наелась,

 

Чтобы долго потом вспоминать.

Вот так, «Людмила». Здесь и не захочешь, да поверишь!

Дженнет  Исламова