СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: Благодаря Тухбатуллиным женщина-фантом не смогла улететь из Москвы в Ашхабад 27 Июль 2018 г., 18:46 «Альтернативщику» Руслану Мятиеву снятся бунты в Ашхабаде 23 Июль 2018 г., 20:42 «Голодный» Прохватилов озаботился Туркменистаном 07 Июль 2018 г., 19:53Информация о жертвах среди солдат на туркмено-афганской границе не соответствует действительности 03 Июль 2018 г., 21:48Фестиваль театров страны посвящён феномену Великого Шёлкового пути 03 Июль 2018 г., 13:01Живая пустыня: флора и фауна прикаспийских равнин 03 Июль 2018 г., 12:58

Склоняя голову перед мужеством солдатских жён, матерей, вдов…
08 Май 2018 г., 19:24

Приближается День Победы. В этом году мы отметим его в 73-й раз. Всего четыре года длилась Великая Отечественная, а память о ней по-прежнему жива. Еще живы бывшие солдаты, вынесшие на своих плечах неимоверные тяготы военного лихолетья, и с каждым годом мы с неослабевающим уважением и торжественностью отдаём почести ветеранам минувшей войны. Но победа была бы невозможна без крепкого тыла. Преклоняясь перед подвигом защитников Отечества нельзя не склонить голову и перед мужеством солдатских жён, матерей, вдов, всех самоотверженных женщин, кто верил, надеялся, любил и ждал. Кто, несмотря ни на какие испытания, сохранил и пронёс сквозь годы в своих терпеливых сердцах доброту, свет и тепло. Поддерживая родных преданностью и любовью, они внесли вклад в общую Победу.

То декабрьское утро 1943 года началось для Амансолтан с хлопот. Еще вечером она узнала, что поезд, в котором будет ехать на фронт её муж Сары, прошедший военную подготовку в Ашхабаде, сделает остановку в Геоктепе. Всю ночь Амансолтан провела в раздумьях: что дать мужу на дорогу? Банку ковурмы? Чурек? Но продукты быстро закончатся, и о них не останется никаких воспоминаний. Наконец, она придумала. Чарыки! Вот что будет напоминать ему о доме в его дальних странствиях. Практичные, легкие, удобные чарыки – это не тяжелые сапоги. По многу лет чабаны бороздят Каракумы в чарыках, и сносу им нет. Денег у Амансолтан не было – деньги колхозникам в то время не платили, но она вспомнила, что в семейном сундуке хранится большой чувал, вытканный красивыми узорами. Походив по соседям, женщина выменяла мешок на добротные чабанские башмаки из хорошей коровьей кожи.

От села «Первый Бирлешик», где жила Амансолтан, до Геоктепе было десять километров, но разве это расстояние для встречи! Женщина завернула чарыки в платок, положила туда новые портянки и, подхватив на руки маленького сына Ата, пошла по выбеленной позёмкой дороге в сторону станции. Идти было тяжело, ноги то и дело скользили по замерзшему грунту, и Амансолтан часто останавливалась, чтобы отдохнуть. Идти было нелегко ещё и потому, что с недавних пор в ней билась ещё одна жизнь. Отдышавшись, она поднимала на руки сынишку и шла дальше.

На продуваемом ветром перроне вокзала ей пришлось простоять несколько часов, пока не показался поезд. Встреча была короткой. Сары прижал к груди сына и уткнулся лицом в его мягкие, как молодая трава, волосы. Увидев протянутые женой чарыки, он улыбнулся. Откуда было знать простой туркменской женщине, что в далекой, заснеженной России, где идут бои, чарыки не защитят от холода. Да и обувь не уставная, в бой в ней не пойдешь. Но он понимал, что если не возьмёт подарок, то обидит жену. Сары положил башмаки в вещмешок, обнял Амансолтан и мягко провёл рукой по её уже слегка округлившемуся животу, как бы лаская своего неродившегося ребенка.

Поезд помчался на запад. Амансолтан подождала, пока он скроется из вида, и тронулась с малышом в обратный путь. Шла и думала, какая же я молодец! Как я здорово придумала с чарыками! И никто из этой маленькой семьи не догадывался, что это была их последняя встреча. В январе 1944 года Сары скончается от ран в госпитале. Амансолтан проживёт долгую жизнь, вырастит и воспитает двоих детей, потом внуков. И никогда, до конца своих дней она не забудет ту скользкую дорогу на станцию, ласковые руки мужа, гладившие её, и свой подарок – чарыки, которые, как она верила, должны были сделать лёгким его путь по дорогам войны. И обязательно привести домой.

Рассказывать об этих женщинах – задача непростая… Шесть десятилетий назад они составляли целую армию. Сегодня их в Туркменистане осталось немного - седых, стареньких, слабых телом, но несломленных духом женщин. Шесть десятилетий назад их объединила вначале общая беда – война, а затем они разделили и общую судьбу, которая заключается в двух горьких словах – вдова солдата.

Солдатские вдовы, матери погибших воинов... У нашего народа к ним всегда было неизменно трепетное и бережное отношение. Ведь они остались одни, и их уже не может защитить самый родной и близкий человек.

Мой знакомый, ветеран Великой Отечественной войны рассказал историю, которая врезалась в память:

- Вернувшись в 1945-м году после госпиталя в родное село, я пришел в дом своего товарища Авды, с которым вместе уходили на фронт. На пороге меня встретила его мама – Солтанбагт. Она была глухонемой, поэтому мимикой спросила: «А где мой сын? Что с ним? Почему он не приходит?» Я ответил, что потерял его из виду в 44-м, когда нас распределили в разные части и надеялся, что он уже вернулся домой. Солтанбагт показала мне извещение, в котором говорилось, что её сын пропал без вести. Позже, работая с военными архивами, выясняя судьбы своих земляков, я узнал, что мой друг погиб под Курском.

Солтанбагт ждала сына до конца своих дней. Она не могла поверить, что её мальчик пропал бесследно? Человек не иголка, он не может исчезнуть без следа. Однажды по телевизору показывали фильм про войну, где немецкий офицер допрашивал раненого пленного солдата. Солдат молчал, и тогда офицер принялся избивать его. Солтанбагт подбежала к телевизору и стала с ожесточением бить по экрану руками.

- Мама, что ты делаешь! Ты же разобьёшь телевизор! - воскликнула дочь.

Вместо ответа женщина зажгла спичку, поднесла к руке и держала до тех пор, пока кожа не покраснела. Потом показала пальцем на обожженную кожу и притронулась рукой к груди, как бы говоря: видишь эту рану? Такая же рана и в моём сердце.

Давно уже ушли из жизни солдатские матери, но живы еще солдатские вдовы, которых, увы, как и ветеранов минувшей войны становится всё меньше. Тогда, в начале 40-х, они были совсем молодыми. Семейная жизнь едва начиналась, обещая впереди столько всего радостного и светлого. Откуда им было знать, что наступит день, который зачеркнет все их самые радужные планы и жизнь, в одночасье сделав крутой поворот, уже никогда не станет прежней. И как мучительно трудно им будет после ласкового и тёплого слова «жена» привыкать к горестному званию «вдова». Кто-то из них уже успел познать радость материнства, у кого-то только-только отзвенела свадьба.

Провожая мужей на войну, женщины, конечно же, верили, что все они вернутся. Но вернулись не все. А они всё равно верили и ждали – сначала всю войну, а затем всю оставшуюся жизнь. Годами они с надеждой глядели на проселочные дороги, прислушивались к шагам и голосам на лестнице, вздрагивали от скрипа калиток, от звонка в дверь, и ждали. Ждали, несмотря на похоронки, на извещения о том, что «ваш муж пропал без вести». Умение ждать – это не только искусство терпения, но и мужество. Этого мужества им было не занимать. Одни впоследствии нашли место, где обрёл свой последний приют родной человек, другие так никогда и не узнали, в какой земле он лежит, но утешением им служило даже то, что покоится он хоть и далеко от дома, но всё же на одной с ними планете.

Что их поддерживало все эти долгие годы? Вера, Надежда, Любовь. И еще труд. Днями и ночами они вместе с другими женщинами шили одежду, вязали теплые вещи для фронта. Конечно, каждая из них думала о том, что вот эти шерстяные варежки или эти носки-джорабы придут в часть, где служит их отец, муж, брат или сын и, надев их, они ощутят тепло родного дома, но даже если они достанутся другим бойцам – всё равно хорошо, ведь на войне солдат солдату брат, а цель у всех одна – Победа. За годы Великой Отечественной из Туркменистана для нужд фронта было отправлено около трехсот вагонов теплых вещей и белья. Не скупясь и не жалея отдавали они в Фонд Обороны свои украшения, среди которых были подлинные шедевры ювелирного искусства. Всего за годы войны туркменскими женщинами было сдано больше семи тонн золотых и серебряных украшений. Многие из них считались семейными реликвиями, передаваемыми из поколения в поколение. Но что их теперь жалеть? Разве стоит даже тонна золота жизни одного человека, особенно если это близкий, родной человек.

Работа, которая спасала их в годы войны, помогала выйти из замкнутого круга пустоты и бессмысленности жизни и в послевоенное время. Они всё так же продолжали нести на своих плечах тяжелейший груз, заменяя не вернувшихся мужчин. За выдающиеся трудовые достижения Звание Героя Социалистического Труда было присвоено Курбансолтан Клычевой из хозяйства «Сынпы гореш» Марыйского этрапа, Огулдурды Геляевой из дайханского объединения «40 лет ТССР» Ахалского велаята. Многие женщины были удостоены высоких правительственных наград.

Днём они работали не покладая рук, помогали семье, воспитывали своих детей и детей своих ушедших на войну старших братьев. Нет, они не завидовали своим подругам, соседкам, всем тем женщинам, чьим мужьям посчастливилось вернуться. Они радовались вместе с ними. Но... Но приходил вечер и приводил с собой одиночество. Каждый человек вправе сам выбирать свою судьбу и строить свою жизнь так, как ему подсказывают душа и сердце. И в этом никто никому не судья. Никто не требовал от этих молодых женщин давать обет верности, и никто бы не осудил, если бы в их жизнь вошел другой мужчина, которому можно было отдать неизрасходованную нежность. Они могли бы опять выйти замуж, родить детей, следуя извечной материнской природе, тем более, что родители мужа зачастую были не против, и сами подталкивали к такому решению, но, они выбрали свой путь, сохранив верность тому единственному, кто раз и навсегда занял место в памяти и в сердце. Вероятно, в этом и заключается достоинство любви – в самопожертвовании, в отречении от земных радостей, от самой себя ради незаменимого, навсегда любимого человека. Ведь смерть их только разлучила, но не развела.

Они не роптали на судьбу и не жаловались на трудности. Просто терпеливо ждали. Легко ли это было? Это знают только они. Летом 1941 года, когда Айсолтан Нурыева из Каахка вышла замуж, ей едва исполнилось восемнадцать. Через две недели муж ушел на фронт, а, спустя некоторое время, молодая женщина получила известие о том, что её супруг погиб в бою. Она ждала мужа всю жизнь, так и не сумев поверить в то, что никогда больше не увидит его. А вдруг это ошибка и однажды он, пусть искалеченный, но живой перешагнет порог родного дома. Она ждала даже когда закончились уже все мыслимые сроки. На мой вопрос: трудно ли было ждать столько лет, Айсолтан эдже ответила: «Знаешь, сынок, мне труднее было бы не ждать. Пока есть хоть какая-то надежда, надо верить».

Раны на теле заживают, раны в душе – никогда. Война расколола судьбы людей на две неравные части: на «до» и «после» войны. Сотни тысяч отцов, мужей, сыновей так и не дожили до встречи и их непрожитое «после» заставляет солдаток вместить в себя две жизни – свою и любимого. Им, ныне здравствующим солдатским вдовам, сейчас далеко за восемьдесят. Многие из них окружены взрослыми детьми, внуками и правнуками, очень похожими на того молодого, веселого парня, который так навсегда и остался молодым. У некоторых так и не оказалось рядом никого – слишком короткой была их семейная жизнь, почти сразу переведя вчерашних жён во вдовы. Но они не одиноки. В них жива еще память сердца, да в заветных местах хранятся редкие фотографии и письма с фронта. Когда становится особенно грустно, они вглядываются почти не видящими от выплаканных слёз глазами в потускневшие от времени снимки, разглаживают сухими, натруженными ладошками пожелтевшие листочки бумаги, где с годами не только каждое слово, но и каждая буква стала родной, как будто еще раз хотят прикоснуться к сильным и ласковым рукам, к лицам своих любимых, к своему далекому и такому недолгому счастью.

Оставшись одни, они продолжали любить. Молча, не на показ, без надрыва. Любили беззаветно, может быть даже безрассудно, но как любить иначе? Иначе любовь утрачивает всякий смысл. Любимые... Их души уже шесть десятилетий летят над землёй белыми журавлями, отражаются далёкими звёздами, и свет этих звёзд не померкнет, пока жива память о них.

Их осталось совсем немного. Они еще пытаются держаться, но силы не равны. Солдатские вдовы уходят тихо, как легкие, невесомые лучи закатного солнца. Уходят с достоинством, которое пронесли через всю жизнь, со светлой верой в то, что если им так и не суждено было встретиться в этой жизни, они обязательно прикоснутся друг к другу там, где и положенно встретится людским душам. Ведь исчезает только тело, души – не умирают. Вместе с ними уходит целая эпоха – эпоха, вместившая в себя столько утрат, страданий и боли.

И всё же они вышли непобеждёнными в борьбе со временем – бессмертная армия солдатских вдов. Жизнь этих мужественных, самоотверженных женщин не прошла бесследно, оставив другим поколениям пример великого терпения, беззаветной преданности и безграничной любви, напоминание о том, как нужно ждать и верить, даже если это очень нелегко.

Государство не забывает о гражданском подвиге жён солдат Великой Отечественной войны, отстоявших ценой жизни наше право на мирную и счастливую жизнь. Солдатские вдовы – непременные участники всех торжественных мероприятий, посвященных дню Победы. И пока они еще среди нас – вглядимся в их лица, запомним их сердцем, согреем, своим теплом, заботой и вниманием. Каждый день, каждый час. Им больше ничего не нужно.

 

Источник: turkmenistan.gov.tm