СЕГОДНЯ НА САЙТЕ: Состоялся телефонный разговор президентов Туркменистана и Индии 16 Октябрь 2020 г., 16:07Главы МИД стран ЦА и России обсудили аспекты сотрудничества 16 Октябрь 2020 г., 14:44Туркменистан и ОАЭ обсудили активизацию сотрудничества 15 Октябрь 2020 г., 17:10Мередов и Лавров обсудили вопросы сотрудничества 15 Октябрь 2020 г., 15:48Бердымухамедов принял верительные грамоты нового посла Франции 15 Октябрь 2020 г., 15:12Мередов провёл встречу с Генсеком ЮНКТАД и Директором регионального бюро ПРООН 14 Октябрь 2020 г., 11:45

Экскурсия в Туркменистан графа де Шоле
30 Сентябрь 2020 г., 11:18

Графу Арману-Пьеру де Шоле, совершившему поездку в Туркменистан в конце XIX века, посчастливилось стать участником демаркации участка туркмено-афганской границы в районе Кушки. О том, как это происходило, он рассказал в своей книге «Экскурсия в Туркестан», которая была опубликована в Париже в 1889 году.

Он мог бы, как многие парижские денди, облаченные большим состоянием, посвятить жизнь развлечениям, но он поступает на военную службу и через некоторое время удостаивается звания лейтенанта.

Элегантные манеры офицера произвели на Марселя Пруста такое сильное впечатление, что знаменитый писатель решил воспроизвести их в одном из персонажей романа «Жан Сантей». Литературный герой – лейтенант де Брюкур – был один в один срисован с графа де Шоле: «Лейтенант де Брюкур, который служил в полку офицером разведки, был для Жана олицетворением престижа, своими нашивками, своим исключительным социальным положением, своей красотой, когда он командовал, своей изысканной любезностью. Все эти манеры, а также тактичность и любезность, с которыми он помогал преодолевать трудности, давали Жану достаточно оснований думать, что он имеет дело с высшим существом».

Вместе с погонами лейтенанта, графу де Шоле была доверена миссия наблюдателя при демаркации одного из участков туркмено-афганской границы. Урегулировав все формальности и получив необходимые разрешения, лейтенант де Шоле, вместе с лейтенантом Казнавом, отправился в путь. 

После долгого путешествия через Кавказ и Азербайджан, французские офицеры пересекли Каспий и ступили на туркменскую землю в бухте Узын-Ада. Не теряя ни минуты, они отправились на вокзал, чтобы поездом добраться до Мерва, откуда непосредственно на границу с Афганистаном.

Выйдя к реке Мургаб, де Шоле и Казнав встретились с туркменской комиссией по установлению новой пограничной линии, состоявшей из туркменских ханов, капитана Комарова и 2 топографов.

Накануне, на протяжении почти 3 недель, шли переговоры с афганской стороной, которая отказывалась оставить за Туркменистаном брод через Мургаб, расположенный как раз у дороги, по которой только что пришли французы. Наконец, было получено согласие, и представители обеих стран должны были теперь установить новый пограничный знак. В состав афганской комиссии входили, помимо афганцев, английские офицеры полковник Йейт и майор Пикок, а также 20 бенгальских уланов.

Судя по последовательности событий, изложенных в книге де Шоле, это происходило в декабре 1888 года. Капитан Комаров и майор Пикок, каждый предварительно дважды сверившись со своими картами, определили точное местоположение для нового пограничного знака. И тут же, буквально незамедлительно, десяток афганских рабочих возвели из кирпичей и плоских камней маленькую четырехугольную пирамиду в 2 метра высотой. Здесь отныне проходила новая пограничная линия.

По воспоминаниям де Шоле, установив пограничный знак, все прошли к лагерю афганской комиссии, где был дан торжественный обед. Туркменская сторона, в ответ на оказанную ей честь, в свою очередь, пригласила своих афганских коллег отужинать в тот же вечер в кибитках туркменской комиссии.

В полседьмого вечера прибыли члены афганской комиссии. За ужином можно было слышать речи на нескольких языках. Туркменские ханы говорили на своем языке, а англичане, обращаясь к французам, иногда переходили с английского на немецкий. Смешение языков как на Вавилонской башне, но все друг друга прекрасно понимали, и после такого теплого и дружеского ужина всем было искренне жаль расставаться.

На следующий день туркменская комиссия отправилась вдоль Мургаба и, пройдя десяток километров, увидела на некотором удалении старый пограничный столб, который до вчерашней демаркации, обозначал границу. Туркменские всадники пустились в галоп и, вмиг оказавшись у старого знака,  сбросили столб на землю.

Между Туркменистаном и Афганистаном отныне была прочерчена новая граница, и сердечная атмосфера, которая царила между комиссиями обеих стран при ее демаркации, произвела на де Шоле такое огромное впечатление, что воспоминания об этой поездке он пронес до конца жизни.

Когда грянула Первая мировая война, одной из причин которой были, помимо прочего, территориальные притязания европейских стран друг к другу, де Шоле был уже в звании капитана и  сражался так храбро, что удостоился множества наград, в том числе и высшей награды Франции – ордена Почетного легиона.

Но из всех своих былых достижений, возможно, более всего граф Арман-Пьер де Шоле ценил свою миссию наблюдателя на туркмено-афганской границе, потому что, будучи боевым офицером, знал, какой дорогой может быть цена за мир, а ведь ему посчастливилось  воочию увидеть мир и согласие на границе двух государств.

Джума Оразклычев,

Институт истории и археологии Академии наук Туркменистана